nwulf (nwulf) wrote,
nwulf
nwulf

Category:

Первый день в армии.

collage

Характерные удары автосцепки вагонов и скрип тормозных колодок дали явно понять, что мы прибыли.
Домашние пирожки и  веселая жизнь вместе с полуторами сутками пути осталась уже в прошлом.
Еще не отошел алкогольный угар с проводов и беспробудной пьянки в поезде, а ты уже в другой жизни  -

Что нас ждало впереди – мы могли только догадываться.
Нас – это десять разношерстых юношей, городских и деревенских, с пролетарских окраин и буржуйских центров, в возрасте от восемнадцать до двадцати одного только что вырванных из удобной гражданской жизни, с маминых обедов, с теплых кроватей любимых девушек.
Каждый понимал, что впереди  730 дней неизвестности, ограничения свободы, отсутствие секса и полная жопа. Дембель,  он конечно неизбежен. Лучше бы, чтобы эта неизбежность настала завтра, нет сегодня, нет лучше сейчас прямо через секунду, сию секунду.

- Строится уроды – скомандовал сержант.  – выходим на площадь и ждем машину.

Отличная погода, лето в самом разгаре, народ собирается в отпуска – привокзальная площадь в это время года напоминает муравейник. Отпускники, торгаши, барыги и прочий вокзальный люд.  Челночников видно сразу. С огромными китайскими клетчатыми сумками готовятся к штурму пригородной электрички. Благо до Харькова здесь пару часов езды.

Жизнь идет своим чередом  – она рядом, она здесь. Но тебя словно оградили от нее невидимой стеной. Ты здесь, ты рядом, ты находишься в том же месте и времени, но как будто ты всего лишь наблюдатель. Ты не можешь ее воспринять, не можешь принять в ней участия.       

К машине – раздалась команда капитана.

И вот мы уже подпрыгиваем на каждой кочке, сидя на отполированных несколькими поколениями солдат скамейках в кузове. Едем молча. Каждый погружен в свои мысли.

Иногда, сквозь шум двигателя раздавались реплики:
- Да ладно, пацаны, что такие грустные, не на фронт же едем. Два года они быстро пролетят.
- Интересно, а мы в одну роту попадем?
- Остатки денег все «заныкали»?
- А у меня  нету, все на последней станции перед Белгородом на опохмел ушло.

- Смотри все, подъехали – часть.
Солдат закрывал ворота. Все. Приехали. Жизнь осталась за воротами контрольно-пропускного пункта.
Машина остановилась.
- Быстрее, быстрее мрази. Э, я не понял, а что мы так долго спрыгиваем. Сюда иди, животное.
Короткий, но точный удар в живот согнул Коляна пополам.
- Все команды выполняются бегом. Ясно?
- Да -   сдерживая боль, ответил Коля.
Не «да»,  а «так точно». Громче: - Так точно.  
Строится !

Я подумал в тот момент, что скучно точно не будет. Веселья не будет,  но если мы и умрем, то походу точно  не от скуки.

Стоя в одной шеренге, мы понемногу осматривались. Прямо перед глазами одноэтажное серое здание казармы. Чуть левее к нему вплотную примыкала столовая. Посмотрев направо можно было увидеть асфальтовую дорогу, которая упиралась в ворота контрольно-пропускного пункта.
Я сразу ей дал название:  «Дорога жизни». 
В том направлении, видимо был и плац, поскольку слышались команды, вперемежку с матом,  четкими и ясными звуками строевых маршей.
Налево, метров через 100, дорога упиралась в бетонный забор, а до него  вглубь находилась спортивная площадка.
Сзади располагалась пятиметровая бетонная стена с колючей проволокой. Попали, блин.
Почему-то сразу вспомнились слова: «проволка колючая в три ряда, взаперти хоть волком вой – никуда не денешься, никуда – конвой, конвой»… 
Что я здесь забыл.
Так, бля. Выдать им форму, сухой паек. Отведешь их в медчасть, пусть их проверят. Потом пусть сидят где-нибудь в беседке. Старослужащих не подпускать. И по команде поедете в полевой лагерь. Документы этих клоунов сдашь в строевую часть. Понял, сержант?!. – «Так точно, товарищ, майор». – Исполнять!
Мы ловили каждое слово, которое говорил майор сержанту, чтобы  понимать, что нас ждет в ближайшее время.

По одному, за мной, шагом марш. Нас повели в кладовое помещение – каптерку.
- Так, уроды, говорим свои размеры и получаем форму! Гражданскую одежду отдаете каптеру – он ее отправит домой. Кто не хочет отправлять, складываете вон в том углу.
- Ясно? -Так точно! – хором пробасили мы. 
- На все двадцать минут.  Десять уже прошло – закончил сержант.
Какое интересное время исчисление - такими темпами и два года как один пройдут – без особой радости подумал я.

- Товарищ сержант?  А как каптер узнает домашний адрес - спросил кто-то из нас. Ответ: «в душе не ебу»  -  поразил своей лаконичностью и полнотой. Спрашивать еще что-то отпало желание. Правильно говорят, что в армии за тебя думают. Ну и на том спасибо.

Размер: 45, 52, 183. Ты что, какой 45 – обуви такого размера  нет, остальное бери.
А как же с берцами? – Потом, бля. Следующий.  

Брюки, китель, майка, трусы, пара портянок, кепка, ремень со звездой, котелок (в нем ложка, крышка – это «тарелка» для второго, основная часть «тарелка» для первого, внутри еще и фляга). Берцы – ботинки на шнурках достались ровно половине. Самого ходового в армии размера: 41-42. Остальных размеров на складе не было.

Сухой паек: банка каши гречневой с мясом, банка еще каких-то консервов, два сухаря ржаного  хлеба, чай и два куска сахара. 
Ну и хрен с ним -  в кроссовках пока даже лучше, думал я, стоя в строю после обновления одежды. 

- Так, кто там про адрес спрашивал?
- Я, я. – это был Коля
- Взял всю гражданскую одежду  и бегом отнес на помойку. Бегом, что мы еще стоим, воин. Наблюдаю через две минуты, что ты уже здесь.
- Товарищ каптер, а где помойка?
- Не знаю, ищи.

В армии команды  просты  и понятны. Не знаешь – ищи и отыщешь.

Медосмотр прошел удивительно быстро. «Жалобы есть? Нет. Здоров!».
Доктора мы назвали «помощник смерти». Действительно, в его глазах было, что-то такое из потустороннего мира, либо просто последствия недельного запоя.

- В армии нет слова потерял или украли, а есть слово «проебал». Проебал ложку - ищи новую, без ложки есть по уставу не положено.  Проебал форму или ремень  - твои проблемы, но солдат должен быть одет по уставу. Значит так, бандерлоги, сидим здесь, курим, сухпайки не жрать. По команде строится. Дайте-ка мне быстро хорошую сигарету с фильтром.

После короткой лекции сержанта по сохранности, вверенного Родиной казенного имущества в курилке (она же беседка)  наступила тишина. Каждый курил молча.

- Вешайтесь духи! Э, две сигареты с фильтром. Деньги есть?
Это нас взбодрили проходящие мимо солдаты. Судя по всему им до дома оставалось совсем не много.
- Никак нет.
- Отвечать стоя!  
Ну началось.
- Откуда?
- Из Казани.
- Казанских у нас еще не было. О, ты. Берцы снимай. Я тебе свои отдам – не положено духу в новых ходить.

В этот момент я еще раз поблагодарил судьбу за то, что подходящего мне размера на складе не нашлось.

- Сержант сказал, что нельзя ничего отдавать – ответил Василий, простой парень из деревни, очень  щупленький и болезненный. Как он медкомиссию в своем военкомате прошел - оставалось загадкой. Ему бы, дай бог, на ветру удержаться, а не родину защищать.  Но призывная комиссия видимо была иного мнения. И ближайших два года буренки, доярки и деревенские собутыльники  будут как-то обходится без Васи. 
Мы мысленно подготовились к драке, но ситуацию спас наш сержант.
- Окончили перекур, к машине на кпп – бегом марш.  

Второй раз за сегодня мы пересекали ворота контрольно-пропускного пункта. Теперь мы снова на свободе. По крайней мере еще часа два, пока не доедем до полевого лагеря.
Выехали за город. По шоссе наш Зил-131 пошел гораздо «веселее», только это веселье нам не передавалось.  А спустя некоторое время начался аттракцион – «преодоление военной машиной пересеченной сельской местности и бездорожья» 

Вдоволь испытав российское бездорожье мы остановились.
- Бегом к машине.  Строиться!

Пару из нашей команды новобранцев, прыгая с борта, не удачно приземлились и на сырой земле упали в грязь.
- Хули ты тут как на бабе разлегся, вставай в строй обезьяна. Через десять минут форму привести в полный порядок – последовала команда сержанта.
- Товарищ старший лейтенант, молодое пополнение в количестве десяти штук прибыло – сержант доложил начальнику учебного лагеря.

Старлей, в лучших традициях жанра, проорал:
- Равняйсь. Смирно. На первый-второй рассчитайсь!
-  Первые – шаг вперед, шаагоом марш!
-  Приветствую Вас доблестные защитники родины. Сейчас первые идут – в первую палатку, вторые – во вторую. Ужин уже закончился. У вас полчаса поесть содержимое сухпайков, получить постельные принадлежности. Затем – вечерняя поверка. Сержанты, командуйте!    

Продолжение следует.

Я давно, лет, наверное, пять назад,  уже задумал написать книгу про армию. Постепенно свои наброски я привожу в читабельный вид.  Рабочее название "730 дней".
По мере готовности, буду выкладывать отдельные главы (части). Может порою и не связанные между собой.
Прошу Вас  с уважением относиться к автору, т.е. ко мне и при использовании текста ссылаться на первоисточник.
Критика, пожелания, жалобы, равно как и благодарности приветствуются!  



Tags: 730 дней, армия, творчество
Subscribe

promo nwulf may 23, 09:02 13
Buy for 20 tokens
Продолжаем поездку по местам памяти Великой Отечественной войны. В прошлый раз это был Разъезд Дубосеково и Волоколамск. А от него мы двигаемся в сторону Ржева. Пока едем пару слов о дороге. выехать пораньше: и дороги свободнее и притопить можно (с учетом камер). М-9 (Е-22) она же…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 160 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →